Джули Эндрюс

Впрочем, она и по сей день не разучилась волноваться. Не глядя в зрительный зал, Джули чутьем опытной актрисы поняла, что сегодня тоже аншлаг. Удивительно: вот уже восемна-дцатый месяц подряд разборчивые, искушенные ньюйоркцы валом валят на их мюзикл «Виктор/Виктория». Первый акт подходил к концу, Джули готовилась к шквалу оваций, всегда раздававшихся после ее хита «Paris makes me horny». Ее голос легко взлетел на самую высокую ноту, игриво покачался на ней, взял новое дыхание, разогнался и… сорвался. Певица задохнулась и от неожиданности отпрянула назад, из ее горла вырвался свистящий хрип.
Голос, ее голос… Единственная подлинная драгоценность Джули Эндрюс — волшебный, послушный, без усилия бравший четыре октавы голос! Джули фамильярно называла его Он. Муж, дети и близкие сразу понимали, о чем идет речь.
Муж даже ревновал Джули к ее голосу! Но ведь она и в самом деле уделяла Ему куда больше внимания… Если с утра Джули казалось, что Он не в форме, то актриса немедленно впадала в панику. Ровно в девять утра к Джули являлся ее личный ларинголог, высматривал, выстукивал, вынюхивал. И если врачу чудилось что-нибудь подозрительное, то Джули сразу бледнела, ее небесно-голубые глаза тускнели и, как саркастично замечал муж, «взгляд уходил в горло». Загорись в этот момент дом — Джули махнула бы рукой и помчалась в клинику.
Она давно привыкла к нудным многочасовым профилактическим процедурам: уколы, массаж, физиотерапия и черт знает что еще. У Блейка темнело в глазах при виде медицинских счетов: это были астрономические суммы!
— Я бы с удовольствием продал твой голос, Джули, какой-нибудь порядочной девушке! — шутил Блейк. — Мы бы избавились от кучи проблем.
Хваленый доктор Эдвард Смит, один из лучших специалистов ньй-йоркской отоларингологической клиники, пропустил ее самого страшного врага — болезнь горла, и она зашла так далеко, что теперь придется делать операцию.
Что с того, что больничная палата завалена цветами, что муж Блейк Эдварде терпеливо сидит у ее постели, что больничный персонал смотрит на нее, как на божество? Врачи уверяют, что после того как Джули удалят кусочек связки с притаившейся глубоко внутри опухолью, она снова сможет петь. Сможет ли?.. Как проверить? Никак. Остается только довериться, как слепой верит поводырю. В углу палаты, как и на сцене, тоже выщерблена паркетина. Может, это хороший знак? Знак того, что она вернется на подмостки?
Не всегда Джули так трепетно относилась к Нему. Не сразу, глупая, поняла, какой дар феи положили ей в колыбель. Первым про этот подарок пронюхал ее отчим Тед Эндрюс и быстро смекнул, как им распорядиться. Однажды он услышал, как пятилетняя кроха распевает какую-то песенку, развлекая свою куклу, и всю оставшуюся жизнь гордился тем. что мгновенно распознал талант. Mood если бы не его чуткое ухо, то и не было бы на свете никакой Джули Эндрюс. Так что напрасно родственники ругали легкомысленную рыжеволосую Барбару, мать Джули, за то, что та бросила отпь своей дочери — школьного учителя-зануду Теда Уэллса и связалась с тенором п гитаристом Тедом Эндрюсом — шумным, разбитным, веселым малым. Он настоял, чтобы малышку показали мадам Лилиан Стайлз-Аллен, одной из самых знаменитых английских оперных сопрано 20—30-х годов. Мадам обнаружила, что шестилетка уже способна взять две с половиной октавы, и согласилась заниматься за гроши.
Недавно кончилась война, и уставшие воевать англичане жаждали не только хлеба, но и зрелищ. Родители Барбары колесили по всей Великобритании со своими нехитрыми доморощенными шоу: Барбара аккомпанировала на пианино, Тед пел. Теперь к ним присоединилась и девочка. Детство Джули превратилось в изматывающую карусель из бесконечных переездов и шоу. Родители не замечали, как страдает малышка, лишенная дома, уравновешенного и разумного отца, а заодно и любимого старшего брата, которого Барбара легкомысленно отдала бывшему мужу.
В четырнадцать лет состоялся телевизионный дебют Джули на ВВС в программе «Radiolympia Showtime», двумя годами раньше ее пригласили в музыкальный спектакль «Starlight Roof», noтом в шоу «Humpty Dumpty», потом… Да Джули уже и не помнит названий всех этих дешевых постановок, в которых ей пришлось участвовать. В пятнадцать лет, когда, согласно английским законам, дети уже могли работать полный день, малышке Эндрюс платили приблизительно двести пятьдесят фунтов в неделю —колоссальные деньги, в десять раз превышающие средний заработок в стране! Тед и Барбара купили новый дом в Уолтоне-на-Темзе из красного кирпича с черепичной крышей, Джули позволили обставить комнату по своему вкусу, купили кошечку Дину. Любящая мать завалила дочку игрушками, но только когда ей было с ними играть? Обычно Джули повсюду таскала за собой свою любимую безволосую куклу Марту и укладывала ее спать в артистической, после чего бежала петь и танцевать на сцену. Взрослые актеры покатывались со смеху, слыша, как малютка разговаривает с куклой: «Сегодня ты будешь спать, а я выступать. Завтра я буду спать в твоей кроватке, а ты выступишь. Договорились?»

На ту же тему
Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

*

code

Свежие записи
Движущиеся картинки © 2018 ·   Войти   · Наверх
Яндекс.Метрика