ПЕНЕЛОПА КРУС И ХАВЬЕР БАРДЕМ

Пенелопа Крус

Пенелопа Крус

Вполне возможно, что знойная испанская парочка, разбив дюжину сервизов и постреляв из револьвера, как их герои в комедии «Вики, Кристина, Барселона», разбежится. Но от этого их роман не перестанет быть идеальным.

Их дружбе уже больше 17-ти лет, их часто видели вместе, но о серьезном романе впервые заговорили после вышеупомянутого фильма. Хотя еще в далеком 1992-м, играя любовников в мелодраме «Ветчина, ветчина» (оригинальное название фильма «Хамон, хамон» — теперь тоже понятное многим украинским гурманам), молодые актеры не скрывали, что «репетируют» постельные сцены и вне съемочной площадки. Впрочем, тогда щепетильная Пенелопа предпочла подающему надежды актеру людей более влиятельных, но в итоге старая поговорка «где родился, там и сгодился» сделала свое дело, вернув ветреную и страстную красотку в лоно Испании.

Звезды-испанцы — не такая уж редкость в Голливуде, достаточно вспомнить Бандераса или тех же Бардема и Крус. Но не будем забывать и о том, что полноценными звездами они стали еще у себя на родине и, будем откровенны, там ими и остаются, являясь для Фабрики Грез скорее дорогим экзотическим украшением очередного блокбастера, «крючком», на который ушлые западные киноделы ловят благосклонность европейского зрителя. Где была бы Пенелопа без «Все о моей матери» и «Возвращения»? Да и Хавьер, блеснувший в американских «Старикам тут не место» и «Вики, Кристина, Барселона», начав сниматься в США, уже имел две почетные испанские премии «Гойя» (сейчас их уже четыре) и был хорошо известен в Европе как минимум работами в драмах «Пока не наступит ночь» и «Море внутри». Сказать «хорошо, что эти двое выбрали друг друга» — значит не сказать ничего. Американская жена (или муж) для актера из Старого Света — это еще один, помимо миллионных контрактов, якорь, который со временем прочно швартует новоприбывшего к берегу диснейлендов и Макдональдсов. Бандерас, женившийся на Мелани Гриффит, тому свидетельство — попытайтесь вспомнить его последние громкие европейские работы в кино? Та же участь ждала бы и Пенелопу, не вырвись она из цепких объятий сайентолога Тома Круза, но, к счастью, все обошлось. Ее ждали другие объятия.

ХАВИ

Хавьер Анхель Энчинас Бардем, как и его коллега (не только по киноцеху, но и по создаваемым на экране образам) Антонио Бандерас, в начале карьеры сыграл у испанского «крестного отца» мировых звезд Педро Альмодовара. И хотя роли актеров нельзя назвать похожими, но в итоге и тот, и другой стали образцами брутальных мужчин, в народе именуемых «мачо». Правда, «мачо» Бандераса — это нервный живчик с горящими глазами, а Бардем — этакий пресыщенный и вальяжный тип, с блаженной улыбкой объевшегося сметаной Чеширского кота и хитрой искоркой в томно прикрытых глазах. Бардем заслуженно стал первым испанским актером, получившим «Оскара», золотого истукана, о котором грезят лицедеи по обе стороны Атлантики. Впрочем, шансов не получить статуэтку у него, кажется, не было изначально.

Хавьер родился в городке Лас-Пальмас на Канарских островах в насквозь артистической семье: мать Пилар Бардем — популярная испанская актриса, дядя Хуан Антонио — знаменитый режиссер, нежно любимый генсеками СССР за свою деятельность на подпольном посту ЦК компартии Испании, брат и сестра тоже выбрали актерскую карьеру, и даже дед с бабушкой в свое время выходили на подмостки. Шустрого мальчишку любовно называли Хави, и хотя под яркий свет софитов он попал в возрасте 6-ти лет, снявшись в испанском сериале «Плут», поначалу совсем не думал об актерстве. Он увлекался регби и достиг неплохих результатов, в 13 с небольшим войдя в состав национальной сборной. Свою лепту в формирование рельефного торса будущего мачо внесли штанга и бокс, а чувство прекрасного развилось у мальчишки благодаря посещению художественного колледжа и гастролям в составе любительской театральной труппы.

Статного, с явным переизбытком мужских гормонов во взгляде Хавьера киношники приметили давно,
и первые роли он получал именно благодаря своему природному мужскому магнетизму — это были замешанные на сексе молодежные комедии и уже упоминавшаяся эротическая мелодрама «Ветчина, ветчина». Однако, быстро поняв, что характерные роли, вроде мясника-обольстителя, мечтающего стать тореадором, сделают его заложником образа (как в итоге вышло с Бандерасом), Хавьер начал более разборчиво подходить к выбору фильмов. Он играл нетипичных по своим природным данным персонажей: то поэта-гея, то смертельно больного борца за легализацию эвтаназии. Навыки перевоплощаться в прямо противоположных людей сослужили хорошую службу и в Штатах — он с трудом узнается в полноватом и похотливом монахе-инквизиторе из «Призраков Гойи» Формана, и уж тем более — в нескладном, аутичном киллере Антоне Чигуре из оскароносных «Стариков…»

В личной жизни Бардем долгие годы исповедовал моногамию в гражданском браке с девушкой-лингвистом и, как говорится, «связей, порочащих его, не имел». Актер вообще признавался, что частенько страдал из-за несоответствия внешности характеру: брутальный и острый на словцо экранный ловелас был робким и застенчивым, и утверждал, что лишился невинности только в 19 лет. О своей партнерше по «Ветчине» (и бывшей любовнице) Пенелопе Крус Хавьер отзывался с теплотой и уважением, сетуя только на невезучесть коллеги на личном фронте…

ПЕПЕ, «МАДОННА», ПЕНЕЛОПА

Мадридская Мадонна, как теперь зовут ее на родине, может и была до этого момента не особо счастлива в любви, зато была гораздо практичнее своего коллеги Хавьера Бардема. Пенелопа Крус забросила школу, рассудив, что проку от нее немного, и 10 лет своей жизни посвятила балету и испанским танцам, а набравшись мастерства, отправилась за океан покорять Нью-Йорк. Ее с удовольствием снимали на родине, мало того, два фильма с Пенелопой номинировались на «Оскар» (аль-модоваровская драма «Все о моей матери» получила статуэтку как «Лучший иностранный фильм»), но звездой мирового масштаба ей суждено было стать в Америке, где она сыграла в ряде успешных коммерческих проектов. Еще живя в Испании, расчетливая красотка поняла, что использовать мужчин лишь по их прямому назначению — ужасное расточительство, и с тех пор видела в них в первую очередь материал для своей карьерной лестницы. Отведя чувствам и прочим сантиментам второстепенную роль, Пенелопа начала свой подъем к славе и богатству. Одним из ее первых любовников стал солист испанской группы «Мекано», благодаря которому Пе впервые попала в раздел светских сплетен. Не задержавшись надолго в объятьях теряющего популярность музыканта, девушка влюбила в себя режиссера фильма «Ветчина, ветчина», перекинув от него мостик к Педро Альмодовару и заведя полезное в перспективе знакомство с Бардемом. Закрепив свои позиции в испанском кинематографе, Крус повернула свой прекрасный носик в сторону Голливуда, в чем ей помог новый бойфренд — миллионер Фаиз Ахмад.
Дальше у набившей руку обольстительницы все пошло как по маслу. От фильма к фильму список ее любовников, по совместительству — американских кинозвезд, рос как на дрожжах. Актерам невероятно льстило внимание очаровательной девушки, и они, не задумываясь, бросались в пучину страсти, что многим из них стоило неприятностей с предыдущими пассиями. От Вуди Харрельсона ушла невеста Лора Луи, от Мэтта Деймона — Вайнона Райдер, а от грустноглазого
Кейджа — Патриция Аркетт. С кем актриса и дала маху, так это со своим однофамильцем, обаятельным мистером Крузом. С одной стороны, Том Круз был и остается одним из самых влиятельных голливудских актеров, способных сделать для своей избранницы если не все, то многое. Крузу не составило особого труда выкупить права на римейк испанской фантастической мелодрамы Алехандро Аменабара «Открой глаза», в которой играла Пенелопа, и сняться с любимой «еще разик» (фильм получил название «Ванильное небо» и собрал хорошую кассу в американском прокате).

Но, с другой стороны, пунктик Круза насчет сайентологии и брачных контрактов в конце концов доконал свободолюбивую пташку, и решив, что за три года получила от любимого достаточно пользы, Пенелопа упорхнула из гнездышка, так и не дав тамошнему бомонду погулять на пафосной свадебной вечеринке. Хотя многие утверждают, что причиной были не придирки бойфренда, а тот факт, что он ни в какую не хотел под венец. Стоит заметить, что «переболев» испанкой, Круз стал еще более мелочным и дотошным в построении семейных отношений, но расхлебывать это пришлось уже не Пе, а Кэти Холмс.

Следующим, кому нашлось место в сердце любвеобильной Пенелопы, стал атлетический красавец Мэттью Макконахи. Впрочем, в отношениях с Мэттью особого расчета уже не наблюдалось — возможно, он привлек девушку не своими связями и возможностями (которые кажутся просто детским лепетом в сравнении с мощью Тома Круза), а белозубой улыбкой и самым сексуальным, по мнению глянцевой прессы, пупком. Очевидно, с этого момента Пенелопа решила, что называется, «пожить в свое удовольствие», а тут как раз подоспел и Вуди Аллен с предложением сняться в комедии «Вики, Кристина, Барселона».

СОМКНУТЫЕ ОБЪЯТИЯ

Вновь встретившись на площадке, давние друзья и коллеги Бардем и Крус дали волю чувствам, вспомнив, как «репетировали» в юности, затмив своими бурными эмоциями игру Скарлетт Йоханссон, и во всей красе показав зрителям, что именно называется «настоящей испанской страстью». Период 2008-2009 годов стал для Пенелопы временем кардинальных перемен: получив, наконец, награду американской киноакадемии, она заявила, что в обозримом будущем собирается посвятить себя исключительно европейскому кинематографу. Но поклонников волновало другое: из-
менения в фигуре актрисы (последнее время она предпочитает мешковатую, свободного кроя одежду, скрывающую некоторые подробности), ее частые визиты к гинекологу и слухи о том, что Бардем сделал ей предложение.

И слухи подтверждаются: близкая подруга актрисы, Сальма Хайек, в одном из интервью отметила, что «у голубков все превосходно и журналистам в скором времени стоит ждать радостных новостей», а мама Бардема вообще сказала, что сама заставила своего звездного сына сделать решительный шаг и узаконить отношения с Пенелопой. Мама плохого не посоветует, решил Хавьер, и вскоре объективы папарацци запечатлели обручальное колечко на безымянном пальце слегка округлившейся Пе. И если свадьба еще под вопросом (Пенелопа как-то высказалась, что верит в любовь, но плевать хотела на штамп в паспорте), то беременность подтвердилась, в том числе и визуально. Правда, будущие родители наотрез отказываются обсуждать подробности в прессе, но в таком деле всегда найдутся добрые друзья… Беременность актрисы подтвердили многие, включая Сальму Хайек, а кое-кто даже уточнил, что не за горами время, когда у лучащегося счастьем Хавьера Бардема станет на одну любимую женщину больше.

А пока влюбленные закупают распашонки и погремушки, штудируют Бенджамина Спока и ругаются из-за невозможности провести совместный романтический отпуск длиною в год (Бардем ангажирован в новый проект Алехандро Иньярриту, а Крус рекламирует недавно вышедшую драму «Разомкнутые объятия»)…

Предыдущая статья: Следующая статья:
На ту же тему
Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Свежие записи
Движущиеся картинки © 2018 ·   Войти   · Наверх
Яндекс.Метрика