Роже Вадим и Катрин Денёв

Однажды вечером я сидел со своим приятелем в парижском клубе. Время было еще не позднее, мы пили чудное бордосское вино и глазели по сторонам. Я обратил внимание на двух девушек, танцующих на площадке. Одна из них — высокая, с открытым лицом и порывистыми движениями, а другая (она меня заинтересовала больше) — совсем юная, танцующая не так смело, как ее партнерша. Сосредоточенное лицо было таким милым, что я невольно улыбнулся. Мой собеседник, увидев, как пристально я наблюдаю за девушками, спросил: “Хочешь познакомиться с сестрами Дорлеак?”

Жан-Кристоф пригласил девушек за наш столик, и за беседой я узнал, что старшая из сестер — Франсуаза Дорлеак, актриса, а младшая — Катрин — только начинает свою карьеру на сцене. Улучив минутку, я шепнул Катрин, что хотел бы увидеть ее в ближайшее время. Она ответила, что я могу встретить ее в павильоне студии “Бийянкурт”, где она снимается в фильме.

На следующее утро я уже был в студии. В коридоре столкнулся с Катрин. Поздоровавшись, она откровенно сказала: “Я ждала вас”. Дождавшись окончания съемок, я пригласил свою новую знакомую в ресторан, где мы проболтали до позднего вечера. Выйдя на улицу, я обнаружил, что где-то оставил ключи от машины. Мы с Катрин взяли такси. Откровенно говоря, мне не хотелось ехать к себе домой — все еще напоминало об Анет.

Вдруг я вспомнил, что один из моих приятелей, временно бывший в отъезде, оставил свои ключи в почтовом ящике, на всякий случай. Я назвал таксисту адрес. Катрин сидела рядом молча, крепко прижавшись ко мне. По всей вероятности, она уже приняла решение.

После нашей встречи Катрин ушла от родителей, и мы сняли квартиру. Моя дочь Наташа жила с нами,- и Катрин с ней быстро подружилась. Я много времени проводил на съемках, Катрин тоже была занята в некоторых фильмах. Она взяла себе фамилию Денев и снималась вместе с молодым актером Джонни Холидеем.

У нее был спокойный нордический характер, никто не мог соревноваться с ней в выдержке. Я же часто вел себя некорректно. Задерживался с друзьями до утра, ездил сам на вечеринки. Катрин никогда ни о чем меня не спрашивала. Не ревновала. Но я часто видел ее грустной, как будто ей чего-то не хватало.

Однажды она сказала мне: “Я хочу ребенка. Нашего ребенка”. Я посчитал это блажью, ведь ей не было еще и двадцати лет. Меня это удивило, потому что в период жизни с Бардо первая ее беременность закончилась абортом, и больше о детях мы не заговаривали. Но Катрин часто повторяла свои слова, и это стало у нее навязчивой идеей.

В это время ее родители начали “нажимать” на меня с просьбой подготовить брачный договор. И я сдался. Когда нотариус стал скучным голосом зачитывать в нашем присутствии: “…в случае смерти одного из партнеров отопительная батарея на кухне перейдет…”, — я не удержался и язвительно заметил: “А пепельницы? Вы забыли о пепельницах!” Катрин враждебно посмотрела на меня. Она не любила, когда кто-то обижал ее родных.

Когда мы объявили о своем намерении, вмешалась моя бывшая жена — Анет. Она позвонила мне из Италии, где жила с Витторио Гассманом, и сказала: “Если ты женишься, то я заберу у тебя Наташу”. Катрин знала, как я люблю дочь, и мы решили не оформлять своих отношений. Она никогда не вспоминала этот случай, но я знал, что так мне его и не простила. Мы уехали на Таити, где я писал новый сценарий. Там Катрин сообщила мне о своей беременности.

Через положенное время у нас родился сын — Кристиан. Он был очень некрасив в детстве, но через несколько лет стал очаровательным мальчуганом. Из-за разных темпераментов наша семейная жизнь протекала бурно, но ссоры всегда заканчивались объятиями и поцелуями.

Французское кино нуждалось в новом лице, и Жак Деми пригласил Катрин в свой новый музыкальный фильм “Шербурские зонтики”. Сценарий был, на мой взгляд, довольно банальный. Однако фильм получил большой резонанс. Девушки обливались слезами, музыка из фильма звучала из каждого окна, словом, к Катрин пришел настоящий успех.

Надо сказать, что я никогда не встречал женщины, более скрытной и таинственной, чем Денев. Вроде бы все было нормально, но 12 декабря Катрин, вернувшись домой, вдруг сказала: “Я ухожу от тебя”. Это было неожиданностью, но я сумел сдержать себя. Я спросил лишь: “Это Джонни Холидей?” Катрин отказалась что-либо отвечать и, взяв нашего сына, исчезла, словно растворившись в дымке. Я мучился подозрениями, страдал и злился на Катрин.

Роже Вадим и Катрин Денёв

Роже Вадим и Катрин Денёв

На ту же тему
Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика
© 2018   Войти Наверх