Одри Хепберн

Мать В Одри Хепберн — голландская баронесса Элла Ван Хеемстра, получила от предков причудливую смесь голландской, венгерской, французской и еврейской кровей. Отец — Джозеф Виктор Энтони Хепберн-Растон, был ирландцем. Его социальное происхождение, как, впрочем, и род занятий, остались тайной. С баронессой Эллой он познакомился в Суринаме. Чем там занимался бывший консул британского министерства иностранных дел, доподлинно не известно. Зато известно, что бесшабашный темно волосый красавец без состояния и определенных занятий пленил замужнююженщину и мать двоих сыновей. Она решительно расторгла аристократический брак с Яном Ван Уффордом, чтобы выйти за Хепберн-Растона. 4 мая 1929 года в большом уединенном доме в пригороде Брюсселя баронесса родила девочку, Пухленькую большеголовую малышку назвали Эддой. Она даже отдаленно не напоминала то странно тоненькое, длинношее, изящное чудо, которое мир узнает под именем Одри Хепберн. Два главных воспоминания из ее раннего детства связаны с музыкой, постоянно звучавшей в доме, иными сорами между отцом и матерью. Следствием этих ссор стало появление особенных черт в характере и манерах Одри Хепберн — сдержанность, даже замкнутость, и категорическое правило никогда ни на кого не повышать голоса. Музыка же породила в ней любовь к танцу. Впервые эта любовь дала себя знать, когда трехлетняя Эдда-Одри во время прогулки в парке потихоньку удрала от матери, чтобы потанцевать перед случайной публикой под звуки военного оркестра. Одри был о шесть лет, когда родители развелись. Баронесса застала мужа в постели с молоденькой няней своих детей. Поседев за одну ночь, Элла подала на развод. Позднее Хепберн вспоминала: «Развод родителей был первым ударом, который я перенесла в детстве. Я боготворила отца и скучала по нему, когда он ушел. Если бы я могла иногда встречаться с ним, я бы чувствовала, что он меня любит. Я до слез завидовала девочкам, у которых были отцы. Мать очень любила меня, но она часто не умела показать мне эту свою любовь. У меня не было никого, кто мог бы приласкать меня».

Одри Хепберн

Одри Хепберн


Вторым страшным воспоминанием стало утро, когда мать, войдя в комнату дочери, сказала: «Вставай, началась война». Для десятилетней Одри детство кончилось. Единственной радостью оставались занятия в балетной школе голландского города Арнема. Одри к тому времени превратилась в высокую девочку, с мальчишески худощавой фигурой и необыкновенным, притягивающим взгляды лицом. Балет довел до совершенства ее природную грацию и воспитал в ней трудолюбие, сдобренное изрядной долей самокритичности, которая не оставляла Одри всю жизнь.
В мае 1940 года Арнем оккупировали немцы. Одри тосковала по отцу, не подозревая, что он был арестован как член Британского Союза фашистов, хотя прямого отношения к этой организации не имел. На глазах Одри гестапо арестовало ее дядю, а старшего брата угнали на работу в Германию. От постоянного недоедания девочка страдала малокровием и отеками ног. «Не было вообще никакой еды, — вспоминала позднее Одри. -В те дни я часто говорила себе: если это когда-нибудь закончится, я никогда больше не буду ворчать и капризничать, буду всем довольна». Слово свое она сдержала — в Голливуде не раз отмечали, что не видели менее капризной звезды.
Занятия балетом продолжились после войны в известной балетной школе «Балле Рамбер» в Лондоне. Ее руководительница Мари Рамбер считала Одри -одной из лучших учениц. Но ее рост — 170 сантиметров — был по тем временам неподходящим для сольных партий. Расставшись с балетной школой, Одри работала в турфирме, а по вечерам танцевала сначала в клубе, затем в кордебалете мюзик-холла. Перед выступлениями в популярном ревю Одри скатывала носки и подкладывала их в лифчик, чтобы увеличить грудь. Занятно, что это делала актриса, благодаря которой пышные бюсты вскоре выйдут из моды.
Одри Хепберн

Одри Хепберн


Ее кинокарьера началась в Англии в 1950 году. Одри снималась в эпизодических ролях, а позже продюсеры кусали себе локти, что не догадались подписать с ней долгосрочный контракт. Хепберн было двадцать, когда начался ее роман с Джеймсом Хэнсоном. Ветеран войны, спортсмен и джентльмен, богатый наследник с чисто английской внешностью и манерами сделал Одри предложение. Она ответила согласием, после чего отправилась на Лазурный берег, где снималась в фильме «Мы едем в Монте-Карло». Там ее и приметила известная французская романистка Колетт. Старуха в инвалидной коляске с замашками некоронованной королевы искала героиню для инсценировки своего романа «Жижи». Увидев Одри, она властно заявила: «Вот моя Жижи!» Реакция Хепберн на предложение главной роли в бродвейском спектакле была по-детски непосредственной: «Я не смогу! У меня нет сценического опыта». Но постановщики «Жижи» были готовы репетировать бесконечно, лишь бы в спектакле участвовала юная актриса, чье «очарование сияло, подобно солнечному лучу».
В то же время голливудская студия «Парамаунт» искала исполнительницу на роль принцессы Анны в фильме «Римские каникулы». Сценарий его много лет переходил из рук в руки, именно потому что не находилось актрисы, в которой прелестная внешность сочеталась бы с аристократизмом манер. Продюсерам нужен был не столько звездный статус, сколько актриса, способная убедить зрителей в том, что получила воспитание настоящей принцессы. Одри как раз приехала в Нью-Йорк, чтобы приступить к работе над «Жижи».
Одри Хепберн в роли Жижи

Одри Хепберн в роли Жижи


Не успела она пройтись по Бродвею, как агент студии «Парамаунт», заметивший ее, телеграфировал режиссеру Уильяму Уайлеру: «Я нашел принцессу». Первым делом Одри спросили, не готова ли она взять псевдоним, чтобы ее не путали с голливудской звездой Кэтрин Хепберн. На это начинающая артистка ответила: «Если хотите меня получить, придется оставить все как есть. Уайлер заказал кинопробу претендентки, прибегнув при этом к не совсем этичной уловке: после окончания съемки не выключать камеру. Эта проба сохранилась в архивах студии. В ней видно, как Анна-Одри просыпается, беседует с партнером, идет к двери и… застывает, поняв, что камера продолжает работать. «Я не сделаю шага, пока не услышу команды режиссера «Стоп! Снято!»», — заявляет она. И вдруг начинает смеяться — неудержимым, невероятно располагающим смехом. Уайлер был очарован. Вердикт
студии гласил: «Проба, вне всякого сомнения, одна из лучших, когда-либо делавшихся в Голливуде».
«Жижи» с большим успехом шла на Бродвее, а Одри уже ждали в Риме. Съемки «Римских каникул» превратились для всех участников в тяжелое испытание. Мешала необычайная даже для летнего Рима жара и толпы туристов, обступавшие съемочную площадку с «живым» Грегори Пеком. Для Хепберн такой партнер, как Пек (он играл журналиста, разделившего римские каникулы принцессы и ставшего ее первой большой любовью), оказался просто подарком судьбы.
Съемки «Римских каникул»

Съемки «Римских каникул»


Несмотря на красоту и всемирную известность, Пек был простым и доброжелательным человеком. К начинающим актерам Грегори относился с добротой, редкой для звезды его уровня. Их с Одри теплые отношения породили злобные сплетни в прессе: «Экранный роман стал реальным!» Пек, действительно, был несчастлив в браке и собирался разводиться, но во время съемок «Римских каникул» он влюбился во французскую журналистку, на которой потом и женился.
Грегори Пек и Одри Хепберн

Грегори Пек и Одри Хепберн


А для Одри приближался день свадьбы с Джимми Хэнсоном. Все уже было готово к церемонии, вплоть до подвенечного платья. Жених ожидал Одри в Лондоне. Но не судьба: невеста задержалась на съемках в Риме. Джэймс Хэнсон, храня внешнюю невозмутимость, улетел в Торонто, чтобы приступить к руководству крупной корпорацией. А Одри Хепберн осталась доигрывать драму принцессы, вынужденной отказаться от любви во имя долга.
«Сабрина» режиссера Билли Уайлдера — еще один вариант излюбленного голливудского сюжета о Золушке. Дочь шофера выросла в поместье магната и с детства была влюблена в его младшего сына, которого играл обаятельный Уильям Холден. Безответно влюбленная простушка Сабрина уезжает учиться кулинарному искусству в Париж, откуда возвращается элегантной красавицей. Сын магната готов влюбиться, но дорогу ему переходит старший брат, помешанный на бизнесе сухарь, которого преобразила любовь к Сабрине. Старшего брата играл Хэмфри Богарт.
Одри была очарована сценарием и перспективой работы с великим Богартом. Кроме того, костюмы для Сабрины создал начинающий модельер Живанши. Их первая встреча была забавной: Живанши ожидал, что придет немолодая актриса Кэтрин Хепберн, известная своей небрежностью в одежде, а увидел девушку с идеальной фигурой, одетую просто и элегантно, — в стиле, который исповедовал и он сам. С тех пор их связала дружба, продлившаяся всю
жизнь. Одри принесла Живанши всемирную известность, став его главной моделью и музой. Юбер, в свою очередь, помог окончательно обрести актрисе ее собственный стиль, которому она следовала на экране и в жизни.
Сами же съемки в «Сабрине» превратились для Одри в ад. Источником страданий для всей группы стал скверный характер Боги — Хэмфри Богарта, презиравшего фильм и невзлюбившего партнершу с первого взгляда. Он передразнивал Одри, придирался к немецкому акценту режиссера. Доставалось от Богарта и «улыбчивому Джиму» — Уильяму Холдену. Может быть, молчаливое противостояние грубияну Боги бросило Одри и Холдена в объятия друг друга. «У них был роман, — вспоминал сценарист Эрнест Леман. — Не слишком шумный, но настоящий». Однако Холден был женат, а принципы Одри не позволяли продолжать отношения с чужим мужем.
Одри Хепберн и  Хэмфри Богарт в фильме "Сабрина"

Одри Хепберн и Хэмфри Богарт в фильме "Сабрина"


Между тем подошла мировая премьера «Римских каникул». И Одри Хепберн в одночасье стала не просто звездой, но идеалом для девушек всего мира. Звезд много, но таких, которые порождают всемирную моду, — единицы. От США, где фильм встретили не слишком горячо (американцы не любят печальных финалов), до СССР, где картина имела грандиозный успех, женщины стали носить прическу под Одри, юбку «солнце-клеш», как у Одри, подводить глаза, чтобы они казались такими же большими и чуть раскосыми, как у Одри.
Громкая слава стала для Одри источником лишних забот, к тому же ее вымотали съемки в «Сабрине». Она искала возможности переключиться, которую предоставил Мел Феррер, предложивший Одри главную роль в своем спектакле «Ундина». Совместная работа сблизила их.
5 мая 1954 года с очередного представления «Ундины» усталая Одри отправилась на церемонию вручения «Оскара». Она едва смогла подняться, когда ведущий назвал ее имя. От волнения она чуть было не ушла за кулисы, а затем под сочувственный смех зала получила свою первую золотую статуэтку. Наутро так и не сомкнувшая глаз лауреатка давала интервью: «Любовные привязанности? Могу сказать, что очень люблю лошадей в Центральном парке». А светский репортер Луэлла Парсонс писала: «На самом деле весь Нью-Йорк говорит об Одри Хепберн и Меле Феррере, Одри не первая, кто не сумел устоять перед его очарованием.
Кого бы ни играла Одри - ночную бабочку или лесбиянку, - на ее репутации это не отражалось.

Кого бы ни играла Одри - ночную бабочку или лесбиянку, - на ее репутации это не отражалось.


Теперь Мел свободен, и всякое может случиться». Это случилось через несколько месяцев в Швейцарии, где Одри отдыхала, надежно укрывшись от докучливых поклонников. Свадьба Мела и Одри состоялась в маленьком городке. Присутствовали лишь самые близкие.
Одри Хепберн и Мел Феррер фото для журнала Vogue

Одри Хепберн и Мел Феррер фото для журнала Vogue


«Никогда не расставаться» — такой принцип положили в основу своего союза двое актеров. Поэтому очень кстати пришлось предложение сняться в экранизации «Войны и мира», где Одри Хепберн досталась роль Наташи Ростовой, а Мелу Ферреру — Андрея Болконского. Критики в целом высоко оценили фильм и игру Одри, особенно — ее грацию и невинную прелесть. Но все отметили, что Наташа, прошедшая по сюжету через многие испытания, в ее исполнении так и не повзрослела, оставаясь невинным, шаловливым ребенком. Режиссер Кинг Видор гордился своим фильмом и в особенности Одри. Когда появилась советская экранизация «Войны и мира» с Людмилой Савельевой в роли Наташи, Видор с гордостью отметил: «Бондарчук выбрал актрису, которая в точности соответствовала типу Одри!»
Зрители хотели видеть Одри Хепберн в ролях юных романтичных девушек. В ответ на их ожидания появился мюзикл «Смешная мордашка» в постановке Стэнли Донена, с Фредом Астером, голливудской звездой 30-х — 40-х годов. Хотя к моменту съемок в «Смешной мордашке» актеру исполнилось 57, танцевал он, как юноша. «На первой нашей репетиции, — вспоминала Хепберн, — мое тело словно налилось свинцом, а сердце ушло в пятки. Но он обнял меня за талию и с присущим ему неподражаемым изяществом в буквальном смысле взметнул вверх. И тут я испытала восторг, о котором мечтает любая женщина, — восторг танца с Фредом Астером». Из объятий великого Фреда Одри перешла в объятия не менее яркой звезды, красавца и живой легенды Голливуда Гари Купера, чью возлюбленную она сыграла в милой комедии «Любовь в полдень».
Одри шла от успеха к успеху, но ее муж не мог похвастаться тем же. Однако энергия и напористость Мела Феррера не позволяли ему мириться с создавшимся положением, и он решил блеснуть как режиссер, сняв «нечто особенное» с Одри в главной роли. В фильме «Зеленые особняки» он готовил для жены роль прелестной дикарки, этакой нимфы-повелительницы лесов. А Одри уже играла действительно нечто особенное в фильме Фреда Циннемана «История монахини», в основе которого — реальная биография католической монашки, ушедшей из монастыря, чтобы стать врачом в Конго. Готовясь к роли сестры Луки, Хепберн провела несколько недель в католическом монастыре, послушно следуя строгому уставу. Съемки фильма большей частью проходили в Конго, где актриса подхватила тяжелую почечную инфекцию. Едва оправившись от болезни, она вернулась на съемочную площадку — к счастью, уже в голливудской студии. Хотя продюсеры остались недовольны отснятым материалом, «История монахини» стала одним из самых кассовых фильмов всех времен. Одри до конца жизни получала с него приличные дивиденды.
Зато «Зеленые особняки» Мела Феррера провалились, едва не загубив ее карьеру. А вскоре на съемках фильма «Непрощенная» Одри упала с лошади, полученная травма привела к выкидышу… «Ни один фильм не стоит такой жертвы», — сетовала Одри, давно мечтавшая о ребенке. Трудно сказать, как пережила бы актриса этот нелегкий период, если бы не новая беременность, завершившаяся благополучными родами в январе 1960 года. Сына назвали Шоном, что значит «Дар Божий».
«Хепберн утратила облик эльфа, но обрела красоту зрелой женщины», — констатировал знаменитый фотограф Битон. Это подтверждает одна из лучших ролей Хепберн — Холли Голайтли в фильме по роману Трумэна Капоте Завтрак у Тиффани». Снова туалеты от Живан-ши, открывавшие новую эру — моду начала 60-х с узкими платьями чуть выше колен, широкими поясами, шляпками-«абажурами», большими солнцезащитными очками и высокими прическами. И, конечно, песня «Лунная река», которую поет, сидя на пожарной лестнице, «ночная бабочка» — Холли. Мелодия композитора Генри Манчини стала одной из самых знаменитых в истории кино, а заодно и «визитной карточкой» Одри Хепберн.
Новая встреча с режиссером Доненом в фильме «Шарада» обернулась для актрисы очередным триумфом. Картина изящно балансировала на гранитриллера и комедии, партнером Одри был сам Кэри Грант, костюмы вновь создал Юбер Живанши. Но Хепберн лелеяла мечту о роли Элизы Дулитл. На Бродвее с успехом шел мюзикл «Моя прекрасная леди» по пьесе Шоу «Пигмалион», в котором блистала Джулия Эндрюс. Казалось, что роль Элизы в фильме тоже достанется ей. Но студия «Уорнер Бразерс» все же остановила выбор на Одри Хепберн. Для нее, Мела и малютки Шона на время съемок был арендован особняк. Однако у Одри были серьезные поводы для беспокойства: вокальную часть роли, к ее огорчению, отдали профессиональной певице Марни Никсон. Актер Рекс Харрисон, игравший профессора Хиггинса, так слился с персонажем, что на съемочной площадке Обращался с Одри дерзко и пренебрежительно, словно она и в самом деле была подобранной им уличной девчонкой. Труднее всего Одри давалась та часть роли, где замарашка Элиза торговала на улице цветами. На премьере зал глухо молчал, пока шли эти эпизоды: Хепберн выглядела в них до неловкости неубедительно. Но стоило ее героине превратиться в леди, как зрители оживились — к их облегчению, любимая актриса снова была в своей стихии. «Моя прекрасная леди» получила двенадцать номинаций на Оскара но в числе номинированных не было Хепберн. На церемонии Одри героически вручила статуэтку своему партнеру Рексу Харрисону. По иронии судьбы, «Оскара» за лучшую женскую роль (в мюзикле «Мэри Поппинс») получила так и не сыгравшая Элизу Джулия Эндрюс.
Одри исполнилось тридцать пять. Ее зрелая женственность требовала ролей иного плана, чем те, в которых ее привыкли видеть зрители. Агент нашел для нее подходящий сценарий — легкую авантюрную комедию «Как украсть миллион». Но если раньше почти все партнеры годились ей в отцы, то здесь она впервые играла с тем, кто был моложе на три года, — англичанином Питером О’Тулом. Он оказался хорошим партнером и к тому же жизнерадостным парнем, умевшим растормошить и рассмешить. Еще моложе оказался ее следующий партнер — по фильму «Двое в дороге». Восходящая звезда Алберт Финни обладал грубоватым юмором и абсолютной раскованностью. Он исподволь учил Одри «по-настоящему жить в мире нового поколения 60-х». С ним актриса с легкостью сыграла первую в своей жизни постельную сцену, не почувствовав скованности и смущения. Фильм «Двое в дороге» вошел в список лучших ее картин, вызвав ажиотаж в Европе и снова сделав Одри «модной» в Голливуде.
А в ее личной жизни назрела драма-развод с Мелом. К этому шло давно: супруги слишком редко бывали вместе, их интересы все резче расходились. Шону исполнилось шесть, как раз столько,сколько было Одри, когда развелись ее родители. Перед Одри разверзлась пропасть одиночества — именно то, чего она всю жизнь боялась. Подруг у нее было немного, самые близкие — Софи Лорен и Дорис Бриннер (жена Юла Бриннера). Да и с ними она виделась нечасто. Верный товарищ Грегори Пек был далеко — Одри в ту пору жила в своем швейцарском доме.
Одри Хепберн муза Живанши

Одри Хепберн муза Живанши

Живанши работал в Париже. Депрессия не позволяла ей летать в гости к друзьям. Одри похудела — при росте 170 см она весила 51 килограмм. Ей нужно было отвлечься, по-настоящему отдохнуть, ей нужен был хороший психотерапевт. И она получила все это.
Летом 1968 года знакомые пригласили ее в морской круиз на яхте, где среди прочих оказался директор римской психиатрической клиники. «Пара консультаций мне не помешает», — пошутила Одри. Консультации перешли в долгие дружеские беседы. Для Одри доктор Дотти был не только человеком ее круга (он принадлежал к старинному графскому роду), но и мужчиной, на которого можно опереться. И что немаловажно — он очень понравился Шону. Одри же была для Андреа ожившей мечтой: он влюбился в нее еще юношей, посмотрев «Римские каникулы». Семья Дотти приняла Хепберн с распростертыми объятиями. Дотти и Хепберн поженились черезнесколько месяцев после первой встречи. Свадьба состоялась в Швейцарии. Невеста в белом мини-платье от Живанши и жених в строгом черном костюме с белым цветком в петлице выглядели совершенно счастливыми. Им не пришла в голову знаменитая фраза одной американской актрисы: «Мужчина засыпает с твоей героиней, а просыпается с тобой». Увы, Дотти женился на принцессе из «Римских каникул», забыв, что Одр Одри теперь стремилась к одному: быть просто женой и матерью. Она с удовольствием обустраивала квартиру, занимавшую верхний этаж старинного римского палаццо. Ждала мужа с работы, охотно готовила для него, провожала Шона в школу и не хотела ничего другого. Андреа женился на звезде и хотел жизни в лучах ее славы. Ему нужны были приемы, выходы в свет, премьеры, дорогие рестораны — в обществе прославленной Одри Хепберн. Ему хотелось, чтобы она продолжала сниматься. А пока его знаменитая жена сидела дома, как самая заурядная женщина, он, как и все римские мужчины, загуливался за полночь, радовался вниманию репортеров, позируя папарацци и раздавая интервью. Его фото часто появлялись в светских журналах. На этих фото Андреа был не один — всегда с молодыми, красивыми спутницами.
Одри Хепоерн в перерыве между съемками Фильма «ЗавтракуТиффани»

Одри Хепоерн в перерыве между съемками Фильма «ЗавтракуТиффани»


В Италии мужчина, имеющий связи на стороне, — это норма. Одри была воспитана иначе. Но она ждала ребенка, страшно боялась его потерять и до поры старалась не думать об изменах мужа. В феврале 1970 года она родила сына Луку. Ребенок был здоровым, крепким и, по мнению семейства Дотти, очень похожим на отца. Вскоре Одри заявила журналистам: «У меня нет абсолютно никакого желания работать. Я никогда не верила в свой «Богом данный талант»». Такова уж Одри — она не верила даже в свою красоту, считая, что у нее «маленькие глаза, квадратное лицо и субтильная фигура».
Лучше всего она чувствовала себя в семье — с сыновьями (старший Шон сразу полюбил младшего братца и охотно с ним играл), со свекровью и свояченицей (обе прекрасно относились к Одри). Самым ненадежным оказался тот, кому полагалось быть опорой. Андреа брачных уз и каких-либо обязательств не признавал, из-за чего супружество по с актером Робертом Уолдерсом. Он только что овдовел, потеряв горячо любимую жену, актрису Мерл Оберон, которая, к слову, была старше его на двадцать пять лет. Так и получилось: сначала Одри утешала Роберта, а потом Роберт — Одри. Не первый случай, когда дружеская поддержка и сострадание перерастают в любовь. Роберт Уолдерс стал третьим мужем Хепберн, но по обоюдному согласию брак не был официально зарегистрирован.
Они уединились в Швейцарии. На вопросы друзей, как ей живется, актриса отвечала своим любимым словечком: «Божественно!» То есть спокойно, когда один день похож на другой.
В 1987 году супруги приняли участие в гала-концерте, выручка от которого пошла в фонд ЮНИСЕФ. С этого началась новая жизнь Одри, без остатка посвященная сотрудничеству с благотворительными организациями. Она решилась на то, на что отважилась бы далеко не каждая звезда, — шагнуть в самую пучину человеческого горя, ездить по странам Африки и Азии, охваченным войнами, голодом, болезнями. Одри держала на руках больных детей, утешала и веселила их, когда ком стоял в горле и, казалось, не было никаких сил снова и снова видеть болезни, смерти, гладить до предела истощенные детские тела. Чтобы помочь тысячам голодающих и неизлечимо больных детишек, Одри принимала участие в благотворительных концертах, выступала по телевидению, вела репортажи из Эфиопии, Судана, Сомали, Вьетнама, Таиланда.
«Существует хороший, хотя и старомодный принцип: вначале подумай о других, а потом уж о себе», — говорила она. Бывало, едва не падая отусталости, после дня, проведенного в больницах и миссиях, она заставляла себя надевать вечернее платье и идти на прием чтобы добиться очередного финансового вливания в ЮНИСЕФ. На службу этой миссии она бросила свою славу, свое немеркнущее обаяние. И здоровье.
1 ноября 1992 года в клинике Лос-Анджелеса ей сделали операцию по поводу опухоли в толстой кишке. «Мы полагаем, что операция сделана как раз вовремя», — заявил один из врачей. Одри чувствовала себя неплохо, могла принимать друзей — Элизабет Тейлор, Грегори Пека. Но уже через три недели возникли острые боли. Обследование показало, что опухолевые клетки захватили соседние ткани. Неоперабельный рак. Максимум три месяца жизни.
Она решила вернуться в свой швейцарский дом в городке Толошеназе, чтобы еще раз увидеть снег на вершинах Альп. Ее любимый дом под названием «Убежище» утопал в ландышах, присланных Юбером де Живанши. А на Рождество собралась ее маленькая семья — Шон, Лука, Роберт Уолдерс. «Это самое счастливое Рождество в моей жизни», — сказала смертельно больная Одри.
Она скончалась 20 января 1993 года. Отпевание состоялось в маленькой церкви Толошеназа. Гроб несли Шон Феррер, Лука и Андреа Дотти, брат Одри Ян ван Уффорд, Роберт Уолдерс и Юбер де Живанши — самые главные мужчины ее жизни. В траурной процессии шел и Мел Феррер со своей женой. Перед началом церемонии к церкви подбежал человек в белом развевающемся плаще. «Даже на свое первое свидание с Одри я опоздал!» — сокрушался он. Это был Ален Делон.
Друзья прислали цветы и венки. Но важнее цветов и венков были слова, сказанные ими: «Нет никаких сомнений — принцесса все-таки стала королевой — и не только на экране».

Вы не знаете как найти работу. Это не проблема, работа в Новосибирске вот смотрите и выбирайте из множества вакансий. За подробностями обратитесь на novosibirsk.qrabota.ru.

Одри Хепберн и собачкой на велосипеде

Одри Хепберн и собачкой на велосипеде

Знаменитость - йоркширский терьер Одри

Знаменитость - йоркширский терьер Одри

драма-развод с Мелом

драма-развод с Мелом

Фотографии семьи Одри Хепберн

Фотографии семьи Одри Хепберн

Падение с лошади на съемках «Непрощенной»

Падение с лошади на съемках «Непрощенной»

У нее лицо зльфа с глазами олененка - Одри Хепберн

У нее лицо зльфа с глазами олененка - Одри Хепберн

Одри Хепберн с партнером по фильму Джорджем Пеппардом

Одри Хепберн с партнером по фильму Джорджем Пеппардом

Одри Хепберн никогда не болела звездной болезнью

Одри Хепберн никогда не болела звездной болезнью

На ту же тему
Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Свежие записи
Движущиеся картинки © 2018 ·   Войти   · Наверх
Яндекс.Метрика