Колин Фаррелл

Движущиеся картинки
29 Февраль 2012
Новости

Предыдущая статья:

Любая благонравная мать-ирландка (а Рита Фаррелл не без оснований считала себя таковой) была бы недовольна тем, что ее восьмилетний сын смотрит взрослый телесериал о сутенерах, взяточниках и мошенниках. И Рита была недовольна. Однако то, что хотя бы в течение трех четвертей часа, пока шла очередная часть сериала «Полиция Майами. Отдел нравов», ее отпрыск не дрался, не хамил соседям и не бросал на головы прохожих всякую дрянь, заставляло ее снисходительно относиться к такому времяпрепровождению.

Семейство Фаррелл проживало в роскошном особняке по Этеттер-авеню, 26, неподалеку от центрального парка Дублина. Колин посещал частную школу — туда его отвозил по утрам слуга в черном «понтиаке» с затемненными стеклами. Мальчишка считался первым хулиганом престижного учебного заведения, грозой элитного городского квартала и кошмаром своих уважаемых родителей. Никто не мог найти на него управу. Поначалу его отец Эймон и дядя Том, ведущие игроки главной ирландской футбольной команды «Шамрок Роуверс», были уверены, что Колин продолжит их дело, славную семейную династию и будет гонять мяч, сражаясь за честь родной Ирландии. Они даже записали Колина в детский футбольный клуб, торжественно вручив домашнюю реликвию — потертый кожаный мяч, передаваемый из поколения в поколение. Родственники были страшно раздосадованы, когда мальчик заявил, что спортивная карьера его не интересует и он намерен податься в артисты.
«В какие такие артисты? Что за бред?» — недоумевал отец. И лишь мама Рита вздыхала и опускала глаза. Слова Колина ее не удивили: с тех пор как сынишка увлекся этим американским сериалом, она ожидала чего-то в этом роде. Каждые четверг и пятницу ровно в 21.00 Колин замирал перед телеэкраном и погружался в происходящее настолько, что даже не отзывался на собственное имя. Его богом и образцом для подражания стал главный герой ленты — актер Дон Джонсон, игравший холеного красавчика — следователя Санни Крокетта. Загорелый, улыбчивый, самодовольный и раскованный, Крокетт был любимцем женщин. К тому же он очень круто дрался.
Поначалу Колин пытался копировать Джонсона. Как-то Рита увидела, что сын стоит перед экраном телевизора, словно перед зеркалом, и принимает небрежные позы — выставляет вперед ногу, поводит плечами, смачно сплевывает. Кривлянье мальчика, неумело имитировавшего лихого плейбоя, выглядело уморительно. Благодаря Джонсону Колин резко охладел к своим заношенным джинсам и стоптанным кедам. Ему хотелось одеваться как модный Крокетт — тесная футболка под белым пиджаком да замшевые мокасины на босу ногу. Он даже стащил у сестры Кэтрин краску для волос, чтобы превратиться под стать своему герою в блондина. Но волосы у него были цвета темного шоколада, и после манипуляций с краской они стали грязно-желтыми. Казалось, на голову мальчишке вылили яблочное пюре! Зачесав назад пегие пряди, Колин разгуливал по дому в щегольском белом пиджачке, купленном по его просьбе матерью в бутике Армани. Сдувая непослушные локоны со лба, он выдвигал вперед нижнюю челюсть и смущал гостей неожиданными плевками в пол. Со стороны Колин напоминал малорослого двойника Джонсона. Друг семьи привез мальчику из Америки гигантский плакат: «Полиция Майами. Отдел нравов. Смотрите по каналу АВС!», который тот водрузил на самое видное место.
Так в далеком 84-м Колин принял судьбоносное для себя решение — во что бы то ни стало стать Доном Джонсоном — обаятельным хулиганом и любимцем женщин. Он читал в журналах о похождениях звезды, его регулярных арестах, пьянстве, хмельных танцах на барных стойках. И поражался — такие выходки не только не вредили популярности актера, наоборот — увеличивали его гонорары. В родном Дублине Колин выделывал примерно то же самое, однако это никак не отражалось на его финансовом положении и лишь расстраивало родителей. Эймон Фаррелл был просто в ужасе от увлечения сына, но сколько ни пытался, так и не смог убедить Колина в том, что футбол — тоже искусство. Тот горячо стоял на своем — он станет актером, как Дон Джонсон, и даже лучше, черт побери! Он покорит не только Америку — весь мир будет у его ног.
Колин очень удивил близких тем, что с ходу поступил в школу драматического мастерства. «За что тебя взяли?» — поразился отец. Сын пожал плечами: «Сморозил пару глупостей, станцевал рок-н-ролл на столе да улыбнулся одной тетеньке». И был абсолютно прав. Главным козырем молодого артиста оказалась естественность — очаровательная непосредственность и полное отсутствие комплексов. Он стал лучшим выпускником драматической школы, юной звездой дублинского театра «Домартс» и новичком-счастливчиком, которого голливудский режиссер Джоэл Шумахер сразу утвердил на главную роль в картину «Тайгер-ленд». Так Колин оказался в Калифорнии. И хоть отсюда до солнечной Флориды, где разворачивалось действие «Полиции Майами», было много тысяч миль, Фаррелл уже не сомневался — заветная цель близка. Сбылась мечта — теперь его вовсю приглашали сниматься, и у него завелись деньги. Он смог купить себе шикарную одежду — даже лучше той, что носил Крокетт, такой же открытый кабриолет и сотню пар замшевых мокасин разных оттенков.
Колин Фаррелл

На ту же тему
Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

*

code

Свежие записи
Движущиеся картинки © 2018 ·   Войти   · Наверх
Яндекс.Метрика