Джули Эндрюс прощание с голосом

В октябре 1985 года Джули стала разъезжать по всей стране с оркестром. В старом театре в Детройте рухнул балкон, так бесновались ее поклонники.
Муж мгновенно раскусил, что у него появился соперник, и любил поворчать по этому поводу.
— Он питается гораздо лучше, чем я,
— шутил Блейк, видя, как жена взбивает на кухне яйца, чтобы ублажить и умаслить свой голос.
«Беда к беде, удача к удаче», — любила говаривать мать Джули. Не прошло и сорока лет, как Эндрюс снова позвали на Бродвей: мюзиклы опять стали входить в моду. Шестидесятилетняя Джули ежевечерне отплясывала на сцене и пела так, как пела бы райская птица, которую долго держали взаперти.
… А что теперь, — думала Джули, пока ее на каталке везли в операционную. — Теперь Его снова отнимут? Даже в тридцать лет это стало для нее трагедией, а чем она будет жить сейчас, когда ей шестьдесят два?
— Буду внуков нянчить, если вырежете мне голос, — слабо улыбнулась знаменитая пациентка врачам, перед тем как ей дали наркоз.
— Ой, как славно! — умилилась пожилая анестезиолог, не уловив горькой иронии.
После операции на Джули не было лица, но она крепилась. Стояло лето 1997 года. Они с Блейком давно жили под Нью-Йорком — на Лонг-Айленде, на берегу Атлантики. Она видела, что муж из кожи вон лезет, чтобы отвлечь ее от мрачных мыслей. Бедняга Блейк забросил свои сценарии и, как умел, старался развлечь Джули: лодки, пикники, гости, навещавшие их чуть не каждый день. Но вот наступила осень, а голоса нет. Пришла зима, а он не вернулся. Джули сжимала губы, крепилась и старалась не показывать, как мучительно страдает от своей «немоты». В марте Джули прочла в газетах, что солистка «Метрополитен-опера» Тереза Стратас возбудила уголовное дело против хирурга Скотта Кесслера за «преступно халатную и неумелую операцию на ее горле», в результате которой она навсегда лишилась голоса. Кесслер был тем самым хирургом, который оперировал Джули. Глядя на похоронное лицо жены и на ее съежившуюся, враз постаревшую фигуру, Блейк разозлился и стал орать, чтобы она взяла себя в руки. Да что, на ее голосе свет клином сошелся, что ли? Что теперь, умирать, если он не вернется? Слава богу, ей уже шестьдесят два года, из них она поет, если ему не изменяет память, пятьдесят шесть лет. Не пора ли и честь знать?
И Джули взяла себя в руки. Жаль, что ни один из журналистов, донимавших ее после операции, не догадался спросить: совершила ли она хоть один мужественный поступок. Она считает, что совершила. Ведь оставшись «немой», без сцены, она могла бы впасть в страшную депрессию, запилить мужа до смерти, свести детей с ума своими жалобами… Вместо этого Джули собрала детей и внуков, нескольких близких друзей и устроила… потешные проводы своего голоса. Гости во главе с хозяйкой пили, ели, веселились и произносили уморительные тосты в Его честь. Джеффри, например, сказал: «О, голос нашей мамы, ты ушел, освободив ее для новых свершений». Джули понравилась эта мысль.
Сегодня Джули Эндрюс вместе с дочерью Эммой пишет детские книги и ведет на телевидении передачу «Мэри Поплинc советует…» (Блейк прячет озорную ухмылку, слушая советы жены.) А внуки на вопрос, кто их бабушка, гордо отвечают: «Детская писательница Мэри Поплинc».

Джули Эндрюс

Джули Эндрюс

На ту же тему
Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

*

code

Свежие записи
Движущиеся картинки © 2018 ·   Войти   · Наверх
Яндекс.Метрика