Олег Фомин

Движущиеся картинки
4 Май 2013
Звезды Кино

Предыдущая статья:

Следующая статья:

fominОн стал героем боевиков, даже участвовал в номинации студии «Шанс» на премию за «утверждение мужского начала в кинематографе» и вдруг… в период массового мордобоя на экранах снял нежнейший фильм про первую любовь. А последний его фильм «Мытарь» (единственный из всех малобюджетных фильмов, который купили почти все регионы страны) получил диплом на Минском кинофестивале «Листопад-97» — «За романтизм и мужественность на экране и в жизни». Романтизм и мужественность есть во всем, что он делает. Как выяснилось, в его исполнении роли Арлекино есть определенно ирония судьбы, потому что…
— В детстве я мечтал стать клоуном, не мог выносить, когда грустят. Но смешил неудачно, Например. В детском саду как-то объявили карантин. Очень скучное мероприятие. Я взял какую-то деталь из конструктора, надел на нее деревянную гайку, сказал, что это граната: если не будете смеяться, взорву. И замахнулся. Гайка слетела и разбила стекло, Очень было всем весело, А меня поставили в угол. И я решил, что быть клоуном — неблагодарное занятие, Во взрослой жизни пришлось быть и дворником, и грузчиком, и манекенщиком, и даже танцором в варьете Бориса Моисеева…
— Вы осознаете, что после «Арлекино» стали героем поколения?
— Да нет. Роль как роль. Правда, после проб, возвращаясь с гастролей из Германии, встретил Юрия Щекочихина, автора пьесы, по которой поставил фильм. И выяснилось, что вся эта история произошла в Тамбове, что прототипа главного героя я знаю лично. Щекочихин, помню, сказал: «Наверное, это судьба», Но тогда ничего не изменилось.
В Ригу доносились слухи об успехе фильма, но у меня была своя жизнь, в которой царила полная гармония — 28 спектаклей в месяц, все главные роли, аншлаги.
— Но вы снова оказались в Москве…
— Однажды все рухнуло — главные роли в театре, лучшая труппа в моей жизни, успех, дом, брак, своя студия. Русский ТЮЗ шел на спад, а вскоре Раймонд Паулс и вовсе его закрыл. Одна жизнь закончилась. От нее осталось немного — небо, земля, две спортивные сумки и пять связок ключей от квартир московских друзей.
— Как вас встретила наша столица?
— Я долго не мог понять, как себя вести в мире московской тусовки. Это была уже совершенно другая Москва. Какое-то время меня просто водили, как слона, показывали город заново. А на одном из фестивалей критик, открывая пресс-конференцию, удивленно сказал: «А Фомин-то — артист». В общем, это иллюзия, что все доказано, Нужно было начинать заново.
— А были случаи, когда прикосновение судьбы ощущалось вами особенно отчетливо?
— Во время съемок это всегда происходит. Особенно, когда снимали «Мытаря». Например, объездили всю Москву в поисках специфической квартиры героя.
Уже решили, что того, что нужно, вообще в природе не существует, А нашлась случайно — гулял ночью, увидел дом с круглыми чердачными окнами и одной-единственной светящейся лампочкой… Оказалось — оно! Хотя мимо этого дома ходил постоянно.
— Вы воплотили образы «крутых» ребят. В то же время всегда ощущался невероятный романтизм, иногда даже сентиментальность в хорошем смысле. Это часть имиджа или души? Откуда такая двойственность?
— С детства, наверное. Родители — разные люди. Отец из Котовска, сильный человек, самородок, всего добился сам, пришел в город как Ломоносов, создал свой институт, параллельно занимался живописью, скоро, кстати, выставка будет в Тамбове. А мама мягкая, образованная, с ранних лет впихивала в меня все шедевры мировой литературы, от Фейхтвангера до Сэлинджера.
Такое было интересное детство — между крепким мужским воспитанием отца и внутренней интеллигентностью мамы,
— Ремень входил в «мужское воспитание»?
— Никогда. Просто не было ни жесткости, ни сюсюканья. Помню показательный случай. Отец прятал от меня книжку древнеиндийских афоризмов, потому что там было много на «запретные темы». Я, конечно, тайком лазил, читал. Однажды, когда приехала мусороуборочная машина и зазвенел колокольчик—помните, была такая система во времена отсутствия мусоропроводов? — отец сказал, как всегда, без особой нежности: «Иди вынеси ведро». Я огрызнулся, как положено в переходный период; «Сам выноси». Тут отец и говорит: «Так-так, А ну-ка достань книжку, которую ты все равно тайком читаешь. Открой главу про детей, читай». Я читаю вслух, как обращаться с детьми: «До пяти лет — как с Богом, до 15 — как с рабом, после 15 — как с другом». Отец спрашивает: «Тебе сколько лет? 14? Бери ведро, пошел на улицу», Через год ситуация повторилась. Я посоветовал ему почитать афоризмы. Ничего не поделаешь — отец взял ведро и вышел.
— В «Арлекино» вы убедительно показали настроение потерянного поколения. Это ощущение было в вашей жизни?
— Мне повезло. И дома, и в школе царила свобода. Учителя нас понимали, иногда поступались принципами — например, могли поставить четверку по физике, зная, что ты не отличаешь теорию относительности от «пифагоровых штанов», — только на физмат не поступай. Мы не пили водку. Когда собирались с друзьями, не трепались — мы общались, Слушали Баха, ставили спектакли. Это напоминало аквариум с хорошей, чистой водой. Розовое детство. В общем, Арлекино жил в Тамбове, где насилуют, а я — в другом, наверное, про который говорят — там Бог.
— Но, мне кажется, тем, кто из аквариумов, тяжелее в жизни.
— Да, в Москве после всего этого было сложно. Розовые очки треснули уже тогда, когда я сделал страшное открытие — артист может пить перед выходом на сцену! По привычке говорил педагогам обо всем, что не нравится. В ответ угрожали исключить за профнепригодность. На первом курсе получил три за мастерство, на втором — пять. И понял, что со следующей пятеркой кончусь как артист. Для меня в тот момент педагогика превратилась в самоутверждение бездарностей. Атмосфера была такой, что в ней легко было зажаться, а не раскрыться. Может, в этом катке есть смысл — уж если состоишься как актер, значит, действительно что-то есть. Но тогда я стал искать выход. С друзьями ставили спектакли в общаге, ходили по комнатам, показывали, устраивали обсуждения. В итоге выгнали из общаги — оказалось, мои же соседи, которые почти не появлялись в общежитии, написали жалобу, что я мешаю им жить и учиться. В общем, я понял, что хорошо, конечно, лелеять в себе мальчика в розовых очках, но его надо защищать.
-Как?
— Для меня это вылилось в гипертрофированную замкнутость. Но тут была опасность. Когда слишком обороняешься, недалеко до актерского тупика. Выстраиваешь стенки, а потом оказываешься в колодце, и что бы ни кричал, уже никто не услышит. Помог Анатолий Васильев. Как-то наедине без вступления сказал: «Я сам так жил. Откройся, и все получится. Жить будет труднее, но в работе все получится». Защищенные перестают плакать, Но как на сцене-то? Для меня это было важно. Мне стало легче играть, но я стал более уязвим в жизни.
— Как сейчас с этим живете?
— Не жалею. Сейчас эта открытость — мое оружие. Теперь меня невозможно обидеть. Если люди лгут, предают, мне их жалко — сами себя унижают, но к этому надо было прийти.
— Говорят, человек обязательно меняется — особенно когда проходит через «медные трубы», компромиссы.
— От «звездной» болезни я вовремя вылечился. Режиссер ТЮЗа вызвал меня и показал, как я себя веду. С тех пор понял, что надо в зеркало чаще смотреться, чтобы избавиться от лишней самоуверенное.
А компромиссы… Пару лет назад не было денег на новогодний подарок любимой женщине. Поехал продавать парфюмерию на рынок. Покупатели тогда снашивали, что случилось с артистами. Я сочинял — это бизнес заболевшего друга… Это было занятие, к которому я вообще не был готов. Но ничего — 600 долларов заработал.
— А что такое любовь для вас — не на площадке, а в жизни?
— Труд, терпение. Желание отдавать. Глупо приходить в пустой дом. смотреть в зеркало и говорить себе, какой я талантливый. Мне не нравится делать что-то для себя. Это очень важно, когда ты, сделав что-то, бежишь и стремишься услышать мнение любимого человека. А иначе зачем быть вместе?
— Ну для семьи, детей.
— Это глупость, я считаю. Дети уходят рано или поздно. Нередко приходится наблюдать картину — непонятно, почему с рождением ребенка в семье отношения меняются. Муж идет на сторону, жена уходит в ребенка. Люди словно забывают, что придет старость и там их ждет пустота — детям они не нужны, а связь друг с другом потеряна. Когда я думаю о своем ребенке, я понимаю, что я буду его любить. Но его формировать должно не мое сюсюканье, а то, сколько любви я отдаю его матери. В этом воспитание.
— А что в дамах раздражает?
— Многие женщины не всегда понимают, что отдавая они получают больше. К сожалению, традиционные фразы: «Я, мне, а ты не…», «Если бы, то я…» и т.д. Это не результативно.
Я знаю семью — она боевая женщина, а он такой красавец, высокий и затюканный. И вдруг появляется секретарша моложе его на 20 лет, которая влюбляется в него, и вдруг он расцветает, Он даже перестал сутулиться. И все — ушел, женился. Женщина хотела сидеть на белом коне и размахивать шашкой, Он ей сказал — размахивай, только не в мою сторону. Предназначение женщины в этом мире — только научиться любить. Все, больше ничего не надо.
— Научиться — это как?
— Не нужно лениться. Примитивнее мужчины нет существа. А женщина умнее. Она всегда может сделать так, что мужчина обалдеет от нее. Она может уступить ему иллюзорный пьедестал, но все равно победит, потому что побеждает тот, кто уступает. Мужчину могут не слишком огорчать капризы и сварливость. А то, что тапочки опять не на месте. Так вот — важно это ее стремление ставить тапочки на место. Одним словом, совершенство достижимо, когда есть желание понять внутренние законы другого человека.
—Для мужчин это тоже справедливо?
— Безусловно. Но женщина больше заинтересована в браке, потому и ответственности, наверно, больше. Пока мотаешься, выбиваешь деньги, что-то доказываешь, обрастаешь невероятным количеством отрицательной энергии. А дом — это мир, где вся эта злая энергия исчезает, куда непросто попасть кому-то постороннему — это твое и только твое. Такое может сделать только женщина.
— Ваш следующий фильм о любви?
— Жизнь неопределенная. Есть вроде бы своя команда, хороший сценарий, идут спектакли. Но… в общем, жду, когда кепочку привезут.
— Что, простите?
— Кепочку, У меня примета: новая кепочка — новый проект.
— Почему именно кепочка?
— Три года сидел без работы. Попросил приятеля привезти кепочку из Нью-Йорка. Привез. Я вскоре и в «Странном времени» сыграл, и «Мытарь» появился. Теперь старая кепочка потрепалась. Должны новую подарить. Главное — ждать. Как и в любви.

Предыдущая статья: Следующая статья:
На ту же тему
Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Свежие записи
Движущиеся картинки © 2017 ·   Войти   · Наверх
Яндекс.Метрика